Бесправные отцы и дети после развода и корона самонадеянной матери при поддержке государства.

Это не громкие слоганы, а реальная ситуация с которой я и моя дочь столкнулись в жизни. В 2018 году у меня с супругой родилась дочь Анастасия, но если меня это радовало, то супруга, к слову сказать участковый педиатр, впала в депрессию. Ей было не интересно гулять с дочерью, разговаривать с ней, купать ее, ей было страшно брать ее на руки. С первых дней жизни забота о Насте была на мне, так как я был предпринимателем, то мог позволить себе свободный график и работал когда Настя спала. До двух месяцев я пытался приобщить жену к общению с дочерью и заботе о ней, но Ирине это явно было в тягость, так как в 1,5 месяца она перестала кормить дочь грудью променяв здоровья собственного чада на вкус картошки с майонезом. Я понимал, что супруге плохо и старался поддержать ее, но у нее появлялись все новые комплексы, что она плохая мать и ревность, что дочери я уделяю больше внимания чем ей. Чтобы победить свои комплексы Ирина попросила меня устроиться по трудовому договору на работу на полную занятость и дать ей возможность поучиться заботиться о Насте, мол один на один буду вынуждена сама кормить, одевать и так научусь, а может и материнские чувства проснуться. На мое предложение съездить к психологу вместе или одной она отказывалась категорически. Вариантов было не много и я устроился на работу в офис от чего уровень моего дохода упал, но на жизнь хватало. Параллельно с работой я оформлял выплаты на Настю, которые предусмотрены в регионе и декретный отпуск жены, так как она вообще не выходила из дома 4 месяца даже соседи между собой начали шептаться не инвалид ли у меня жена, так как с коляской на прогулках видели только меня или моих близких (мама, сестра). Эксперимент можно было считать провальным уже сразу потому что в первый же день Ирина спала до 11 часов забыв покормить Настю и сама не поела и не понимала почему дочь плачет задавала мне вопросы по вотсапп. Такие истории были каждый день, то не хочу есть, то забыла капли прописанные дать. Я терпеливо ждал пока у супруги проснется материнский инстинкт и печатал графики — напоминалки, писал по вотсапп покорми дочь, а когда приезжал с работы шел один гулять с ней, так как мама дико уставала от общения с дочерью за день. После прогулки мы играли тоже вдвоем, потом купались тем же составом и баиньки. Так как с 1,5 по желанию мамы мы были на искусственном вскармливании, то и вставать ночью у Ирины нужны не было кормил дочь я.

Если до 2 месяцев я пытался подружить маму и дочку, то потом я просто распланировал день так, что Ирине оставалось только сунуть Насте бутылочку с питанием пару раз. Вставая утром я готовил обед, кормил утром Настю и отправлялся на работу, потом пару раз напоминал жене, что нужно и когда ей дать, если загружали работой и я не напоминал, то вечером узнавал, что это не сделано. Вечером заезд в магазин и готовка ужина, а в выходные уборка, стирка и все остальное. Не многие знали как мы живем, но все кто знал в один голос говорили, что я разбаловал жену и сходит она с ума от безделья, но мне хотелось как лучше и я разгружал ее во всем. Предлагал съездить в санаторий или к матери, раз в неделю как по расписанию поездка к подруге Оксане, но лучше не становилось. Выглядели мы как семья Франкенштейн я от дикой усталости и недосыпа похудел на 8 кг, а Ирина от того что напрочь перестала за собой следить могла не мыться по 2-3 недели пока я не отведу в ванну силком. И так, наверное, продолжалось бы и дальше, но к нам в гости приехала ее мама..., которая решила, что депрессия Ирины из-за меня потому что я мало зарабатываю и начала диктовать условия проживания с ее принцессой, но слушать я это не стал, а предложил обсудить без нее с супругой вдвоем когда та уедет. Сам уехал за город к матери. На следующий день я приехал и тещеньки не было, а мои вещи стояли собранные в пакеты. Ирина не разговаривала со мной, а только и говорила, что мама ей сказала со мной не жить. Ладно думаю из любой ситуации есть выход и мне повезло я смог снять быстро квартиру в своем же подъезде на 5 этажей ниже и конечно же по тому же графику я мог заботиться о Насте. И всех все устраивало. Ирина отдавала мне дочь на сутки — двое довольная спрашивала когда я ее возьму ее в следующий раз, а по вечерам пока я заботился о Насте она чаще всего смотрела сериалы на каком то кабельном канале. Беда пришла от куда не ждали — ее маманя узнала, что я живу на 5 этажей ниже и каждый день общаюсь с Настей, а на все выходные забираю к себе и запретила меня впускать. Учитывая, что заботиться о Насте супруга не умела и не хотела она протянула одна и с подружкой на подхвате 2,5 суток и не предупредив меня уехала с квартиры в неизвестном направлении. Мне сообщали, что она в деревне у матери (деревня в 160 км от Новосибирска по бездорожью). На уши я пытался поставить все органы которые должны заботиться о благополучии малолетних граждан, но я в ответ я слышал она же мать — она рожала и так далее. Приехав в эту деревню я никого не застал в доме сходив к главе услышал тоже самое: ничего не знаю и знать не хочу, твой ребенок и это твоя проблема и так далее. Я конце января я обратился с иском в суд об определении порядка встреч с ребенком. Первое заседание назначили через 58 дней на которое ответчик не явилась и его перенесли еще на месяц. Я понимал, что моя дочь находится в неустановленном месте . На мои сообщения я получал редкие ответы ответы по смс как под копирку: «настя хорошо, спит, ест, гуляет». Запросил информацию в страховой компании, где получал на Настю полис ОМС и узнал, что 3 месяца жена не ходит на приемы с дочерью к врачу, не сдает анализы, не прививает. Опека, полиция и прочие разводили руками. Только в конце марта ее удалось найти и она вынужденно приехала с Настей в эту глухую деревню к своей матери. Тогда я впервые увидел свою дочь за последние 3 месяца и ужаснулся — ребенок страдал ожирением не проявляла интереса вообще к окружающему миру, а просто прижималась к моему плечу. Через час встречи меня выгнали и больше туда не пускали. Я написал всем письма, приехал на приемы и в итоге получил заверение, что ее заставят прикрепиться к поликлинике и обследуют ребенка. На 4 месяц Настю, которой на тот момент было 8 месяцев прикрепили к Сузунской ЦРБ. На суд Ирина принесла карточку из которой следует, что с 9 января Настю водили на прием к фельдшеру сельского ФАП каждые 2 дня и даже 8 марта, но пояснить даже суду зачем она это делала мама не смогла. Потому что везде стояло — здорова. Все записи сделанные одной рукой и одной пастой, но написанное заявление в ГУ МВД по Новосибирску с требованием провести техническую экспертизу амбулаторной карты переслали в Сузун, где со слов Ирины все схвачено за все заплачено. 20 апреля я привез доктора невролога из Новосибирска в эту деревню, так как Настя с первых дней стояла на учете из-за сложных родов и ежедневно ей требовался специальный уход (массаж, плавание, гимнастика). 40 минут доктора отказывались пускать в дом, но так как с нами были еще и журналисты местного телеканала было предложено либо сюжет либо осмотр. Любящая мать запустила врача высшей категории с 38 летним опытом работы в дом. Диагноз врача однозначный: темповая задержка в развитии. Назначено медикаментозное лечение, массаж, плавание, лфк. Со слов врача меры нужно было принимать очень срочно иначе до обычной задержки рукой подать, а там и до инвалидности недалеко. На следующий суд Ирина приехала снова с мед картой из которой следовало, что через 3 дня после визита врача из Новосибирска она обратилась в Сузунскую ЦРБ к неврологу, которая сделала вывод о полном здравии моей дочери, естественно я обратился к доктору которая выезжала, но разговаривать со мной она отказалась, а директор клиники пояснила, что мать супруги звонила врачу и угрожала переломать ей ноги, если та не изменит поставленного диагноза. Естественно в суде мы заявили проведение экспертизы и поход к третьему доктору, но мама отказалась и суд не назначил экспертизу. 19 мая понимая, что время идет, а дочь не получает медицинской помощи я предложил жене привезти специалистов опять в деревню, но услышал, что ее мать никого не пустит. Предложил отвезти ребенка в Новосибирск, так как каждый раз приезжал с детским креслом, одеждой, питанием и прочее готовый в любой момент взять дочь и жену и отвезти домой, но услышал я следующее «делать ты что хочешь» на возражение, что это и ее ребенок, что следует думать о ее здоровье ответ «ничего с ней не будет. Мама сказала скоро поедем к неврологу». Так как я получил разрешение увезти дочь в больницу (а по закону оно мне не нужно) и отказ Ирины ехать с нами я посадил Настю в детское автокресло, пристегнул ее и сел на переднее пассажирское сидение и мы поехали. В след мы слышали проклятия и маты, так как Ирина передумала, но останавливаться мы не стали — здоровье дочери важнее. Напомню уехали мы 19 мая и каждый день я предоставлял Ирине информацию о Насте и фото. Рассказывал о тех проблемах со здоровьем, что она ребенку создала и приглашал приехать в клинику одной, но не приехала — незачем! 21 мая Ирина обратилась в суд с требованием определить место жительство ребенка с ней. На 25 мая уже было назначено заседание. Мой адвокат приехала на заседание и предоставила медицинские документы, что я с дочерью в больнице и какие проблемы со здоровьем после проживания с мамой появились у ребенка. Заседание перенесли на 30 мая, хотя мы указали, что я и ребенок будем на реабилитации , а адвокат в другом процессе. Нужно ли говорить, что наше ходатайство о переносе даты рассмотрения не удовлетворили — думаю и так понятно. 30 мая я предъявил встречный иск, в котором требовал определить местом жительства ребенка со мной. Так же поданы сторонами 2 ходатайства по обеспечению иска на время рассмотрения дела, то есть с кем ребенок будет проживать до вступления решения суда в законную силу. Органы опеки и суд решили, что нужно оставить с мамой проигнорировав все медицинские документы, а заключение опеки центрального округа я не могу получить до настоящего момента (06.07). Решение суд так же вынес пока мы проходили реабилитацию 20 июня. Вы когда нибудь видели что бы суд рассмотрел любое дело за 28 дней? Я нет! Правда решение не изготовлено до настоящего времени (06.07). Пока мы с Настей лежали в больнице мне звонили по 150 раз на дню с требованиями и угрозами привезти Настю матери. Мои доводы, что она знает где мы и не едет никого не интересовали. Между курсами реабилитации Ирина соизволила к нам приехать правда не одна, а с бритыми дядями и ребенка у меня забрали в одной распашонке при том что на улице было около 10 градусов тепла. Мои новые письма и звонки игнорируют все чиновники, так помощник омбудсмена по правам детей по Новосибирской области сказала, что если мама доведет ребенка до инвалидности ей будут платить пенсию, советник Кузнецовой, это масштаб уже российский сказала, что вмешиваться они не будут, так как идет суд. Опека, полиция, министерство здравоохранения, губернатор заняли все одну позицию — Она ж мать и если вредит своему ребенку, то это Ваша проблема мы тут не причем. Если это история заинтересует читателей, то выложу видео, аудио, все документы в подтверждение своих слов.

Родители и детиПрава детейОрганы опекиОмбудсменЗдоровьеМать всегда праваДлиннопостТекст

О сайте | About this site

Этот сайт был создан в первую очередь для людей. Для людей, которые любят смех и веселье.

This site was created primarily for people. For people who love fun and laughter.

О контенте | About site content

Сайт содержит контент 18+. Содержание сайта не является уникальным и представляет собой сбор информации с разных ресурсов. При добавлении контента модерация не происходит.

Site content is 18+. Site content is not unique and is a compilation of information from different resources. There is no moderation when adding content.

Внимание ! | Caution!

Создатель сайта ни как не хочет обидеть чувства верующих, сексуальных меньшинств и других групп пользователей. Если все-таки обидели, простите.

The creator of the site, neither as e wants to hurt the feelings of believers, sexual minorities and other groups of users. If all the same you felt hurt, I'm sorry.

Наши друзья | Our friends

About